Ролевая игра - Властелин Колец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Эдорас

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Прошло около полугода. Конец лета.

Степная трава была мокрой от росы, в низинах между холмов еще лежал туман, свежий ветер дул с гор, разгоняя редкие облака, а из-за горизонта уже сияли первые лучи утреннего солнца, играя на золотой крыше дворца.
С осени ничего не изменилось, все тот же брод истоптанный копытами коней, все те же могильники покрытые белыми цветами. Как будто по этой земле не пронеслась война.
Посол ехал впереди, сильно обогнав эскорт. Так близко от столицы можно было не опасаться ни разбойников, ни народных мстителей и можно было спокойно обогнать охрану и ехать одному, размышляя о будущих переговорах.
Ворота еще были закрыты, так что пришлось подождать, пока сонные стражники отворят тяжелые створки.
Всадники на черных и серых харадских конях пронеслись по пустым улицам. Редкие прохожие провожали их встревоженными взглядами, гадая,  что понадобилось в Рохане темным вестникам.
У ступеней дворца посол легко соскочил с коня и пошел к высоким дверям.

0

2

НПС рохиррим

По случаю ранней рани не все воины, обычно несущие караул вдоль лестницы, заняли дежурные места по форме, как полагается. Стояли кто по уставу, а кто группами или парами; разговаривали, взбадривая друг друга, кто чтобы не уснуть, кто чтобы проснуться.
Группа всадников, направляющихся прямиком к  Медусельду, была замечена издали, караульные сколько позволяло время, обсудили, что "опять этих мордорских принесло, чтоб им ни дна ни покрышки",  и разошлись по своим местам согласно штатному расписанию.
Спешился и направился наверх только один. Некоторые его еще помнили по предыдущим визитам. новому визиту, как мы уже видели, никто не обрадовался.
У дверей визитера встретили. Один из стражников поклонился и ушел доложить. Гостя предоставили на попечение воину, который вместо светской беседы о погоде попытался продемонстрировать послу уставное выражение лица и взгляд "меня не касается".
Через непродолжительное для столь неурочного часа время приветствовать посла вышел Гама.
- Здравствуйте, господин Берг. Простите что вас заставили ждать, но вы без предупреждения, я не мог распорядиться заранее. Фрам проводит вас в гостиницу при посольском приказе, а ближе к полудню можете прийти с визитом. Только государь Теоден болен и не сможет вас принять, у нас нынче княжич Теодрет за старшего.
Гама учтиво поклонился, обозначая, что сказать больше нечего, и велел Фраму, который всё делал вид, что "его не касается", проводить господ до посольства.
... Да... Теперь всех касается...

0

3

В ожидании начальника дворцовой стражи посол ненавязчиво разглядывал стражников и думал о том, что вечно он в Рохане вынужден ждать кого-то, кто хоть за что-то отвечает. И самое неприятное не всегда дожидается. Впрочем, чего ждать от  лошадников. Они сваляться храбростью и честностью, а за старательными чиновниками надо ехать в Харад. Там даже нежданных визитеров обычно не держали на крыльце.
Берг улыбнулся воину, который старательно демонстрировал ему уставную физиономию и прислонился к резному столбу.  Несмотря ни на что, ему нравилась эта суровая земля и её жители. То, что роханцы питали к нему противоположные чувства, беорнинга не смущало. Проигрывать всегда неприятно.  Со временем они поймут, что Владыка Гортхауэр желает людям добра. А пока приходиться смотреть за ними в оба глаза.
Когда появился Гама, посол снова принял вид, приличествующий представителю великой державы. 
- Вам посылали извещение, но увы, пришлось приехать раньше. Я думаю для всех будет удобнее, если господин Теодред известит нас о точном времени визита, удобном для него.
Берг снова улыбнулся угрюмому войну, которого как выяснилось звали Фрам и пошел вниз к своим людям. Вскоре вся процессия скрылась.

0

4

Этот и все посты здесь впредь (едва ли Захра тут появится) - харадское купечество. Примечание - Всеобщий знают три человека, роханский - никто.
место действия - у ворот Эдораса.
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Над роханской степью разносилось всхрапывание вьючных харадских верблюдов - обычных обитателей Южной Ханнаты. Они шли тяжело, ступая ногами по непривычной земле, и оставляя в ней чёткие, глубокие следы. Протянувшийся на добрую сотню метров караван шёл медленно - они шли издалека, и торопиться было немного смысла. Аль Джамаль Сафир ибн Батруддин, возглавлявший его на чёрной как гнев Сауринны кобыле, неотрывно смотрел на то, как становится больше и отчётливей златая крыша Менусельда. С ума сойти! У этих варваров-конопасов - и такая красота! Не поверил бы - и не верил, собственно - пока не увидел сам... А ведь это, как поговаривают, меньшее из чудес Рохана... Вот только мы здесь не затем... вернее, не только затем, чтобы любоваться на местные красоты.
- Джамаль!
Раздался перестук копыт, и с Сафиром поравнялся юноша на столь же вороном коне, очень похожий на него.
- Да, отец?
- Скачи к воротам и предупреди стражу о нашем визите.
- Будет исполнено, отец!
- И да поможет нам Солнце... - задумчиво произнёс купец, чуть ускорив шаг кобылы. Где-то сзади кто-то затянул длинную, медленную и тягучую, как смола саксаула, дорожную песню. Сафир закрыл глаза.

Перед воротами Эдораса остановил коня смуглый, молодой человек, очень красивый ликом. За ним, на полпути к горизонту тянулась змеёй полоска всадников...
- Да благословит вас Сауринна! Я послан сюда известить о том, что вскоре здесь будет караван из Пресветлой Ханнаты, представляющий интересы всех её купцов!

И да, я специально пожелал роханской страже Сауроновского благословения...

0

5

Окончание игры в ВК - здесь
место действия - покои короля во дворце


.
.
Дурман утренней дремоты наконец рассеялся. Старик открыл глаза. Сквозь щель меж ставень пробивался тонкий лучик света и падал рядом с его лицом, на покрывало.
Подниматься не хотелось, но и лежать уж сил не было. Неутомимый воин в прошлом, старый конунг очень тяготился вынужденным отдыхом теперь. Вот уже несколько дней он чувствовал, что прошедшая война не только добавила седины, но и морально вымотала его. Как прилежная пряха веретено.
- Хэма? - позвал он негромко, спуская с кровати ноги, - Хэма!
- Да, конунг? - дверь едва слышно отворилась, пропуская внутрь молодого воина с светло-голубыми глазами.
- Что сегодня? Теодред здесь? Уже проснулся?
- Да, мой повелитель, проснулся и готовится к встрече с.. послом. - замялся на пару секунд Хэма, почему-то отводя взор.
- Послом? Чьим? - заминка в ответе не могла увильнуть от Теодена и он вперил взгляд в лицо воина, ожидая ответа. И уже зная на него ответ.
- Не могу знать. Я и о том слышал краем уха.
- Так сходи и разузнай! - невесть почему рассердился сын Тенгела, отворачиваясь.
Лишь когда дверь за Хэмой затворилась, король тяжело вдохнул. Хоть и не было той прежней, острой боли, но тоска снедала его. День за днем, за неделей неделя - конунг уже едва мог подниматься с кровати.
Да какой я теперь конунг? Будущее за Теодредом... вечером поговорю с ним. Поторопился бы этот мальчишка. Хэма.

0

6

Боль от ран на душе и закрыты глаза
Для чего взгляд вперёд, если путь прям и ясен
И нет рядом того, кто бы мог подсказать
Куда дальше идти, если пламя погаснет.

Прошло не более пяти минут с того момента, как Хэма ушел, чтобы узнать о прибывших послах. Но конунг продолжал сидеть на месте, наблюдая за игрой солнечных бликов на бревенчатом полу.
Вдруг мир покачнулся, заставив старика опереться рукой о край кровати. Теоден закрыл глаза, борясь с удушливой волной, охватившей тело.
- Снова.. - негромко и с одышкой проговорил он медленно поднимая голову. С каждым днем таки приступы становились всё более частыми. Ни один лекарь не смог сказать, в чем дело. Впрочем, старый конунг и так прекрасно всё понимал.
Собрав в кулак волю, он поднялся и медленно подошел к окну, распахнул ставни. В лицо повеяло дождевой прохладой и душистым, терпким запахом старого дерева. Сын Тенгела устало улыбнулся, вспоминая юность и рассматривая играющих напротив окна детей.
Когда-то он точно так же бегал с деревянным мечом, стараясь показаться большим и внушительным, совсем как отец.
- И вырос. И как отец правил этой землею. Не деревянный, но настоящий меч я держал в руках. Разил врагов, вел эореды в бой.. Но что это дало мне? Ничего.. Теодред, сын мой, надеюсь, ты будешь править мудрей, чем я когда-то.
Покачав головой, Теоден прошел назад к кровати, тяжело опускаясь на неё. Чувствуя странное опустошение в душе и в мыслях, старик прикрыл глаза на минуту. Чтоб никогда больше их не раскрыть.


Свернутый текст

Данным постом игра Теодена Роханского подходит к концу, как и жизнь сего персонажа на фрпг ЛотрРол - Четвертая Эпоха. Это пишу дабы пресечь последующие вопросы и споры)

Отредактировано Теоден Роханский (05.05.2011 23:26)

0

7

место действия - АЛЬДБУРГ
*****************************************************************
На закате леди Эовин въезжала в поместье и сердце её колотилось как у мышонка. Она была дома. Наконец-то просто дома, и всё что произошло можно забыть; а если что-то (в данном случае - кто-то, кто настойчиво толкается у мамы в животе) не позволит забыть о былом  - "переписать". изменить воспоминания и поверить в них. Война всё-таки, на неё можно списать... Впрочем, если будет воля богов, то не придется ничего "менять" - кому отчитываться ? Встречаться с родичами в планы Эовин не входило, а домашняя челядь не станет вдаваться в подробности и уж тем более распускать языки, особенно если предупредить. Впрочем, кто знает, как сейчас относится народ к представителям правящего дома Рохана... Всякое возможно... Будем надеяться...
Управляющий узнал её, объяснил персоналу политику конфиденциальности и... с тех пор началась спокойная жизнь в родном доме. История с похищением княжны чуть меньше года назад наделала шуму; окружающие робко интересовались, а госпожа и не скрывала. Похитили для того, чтобы попытаться диктовать королю Теодену волю Мордора - воля была решить все дела миром. Король по-видимому не внял, оставил княжну на произвол судьбы. Судьба распорядилась так, что вот, сами видите. Это по дороге в Мордор. О Мордоре не говорила - бледнела и отводила взгляд, и добавляла, что только волей счастливого случая удалось покинуть его. Из чего собеседники делали логичные выводы, что война не обошла княжну стороной. Впрочем, либо языки действительно держали за зубами, либо родичи действительно отреклись от неё ещё тогда... 
Очень скоро после прибытия в Альдбург  на свет появился мальчик - раньше чем можно было ожидать, что повитуха списала на проведенные в седле последние месяцы. Эовин была не готова, она просто не успела в полной мере осознать факта существования новой жизни; но вдруг оказалось всё просто и однозначно - это её самое родное существо, и в нём теперь смысл её всего. Домашние не сразу привыкли к не-местной внешности смугленького чернявого юного господина, но авторитетное заявление повитухи, которая некоторое время оставалась нянькой при ослабевшей княжне, что "в Рохане долго гостили вастаки, это будет не единственный смуглый рохиррим", установило новый статус-кво.
Наслаждаться радостью пришлось не долго: очень скоро пришло известие о смерти короля Теодена. Княжна встретила его слезами и не могла не поехать в Эдорас на погребальную церемонию...

0

8

Начало игры в ЧЭ.
(Эомер-полунепись)
место действия - залы Медусельда

Нервные шаги эхом отзывались под сводчатым потолком. Третий ещё утром, Второй Маршал Марки совершенно не знал, что делать. Смерть старого конунга не стала неожиданностью - с тех пор как закончилась эта позорная война, унесшая жизни столь многих (при мысли об этом Эомер скрипнул зубами и едва слышно выругался) он выглядел тенью самого себя.. Но Теодред! Куда он мог исчезнуть, да ещё так скоро, не предупредив о том никого?
Да еще эти... послы.
Мордорцев, орков, темных людей, Маршал ненавидел. Но если раньше это чувство было обусловлено только привычкой, обычаем, то теперь - в дело были замешаны кровные счеты.
- Так что передать послам? - негромко спросил страж, ждущий у двери ответа временного правителя Рохана.
- Сразу после похорон государя Теодена. - махнул рукой Эомер, - Пока что у меня есть более важные дела, чтобы с ними лясы точить. К слову.. о Теодреде нет вестей?
- Нет, Маршал, ничего. Я могу идти? - страж покачал головой и, дождавшись разрешения, вышел из тронного зала.
- Ничего... ничего... мордорское посольство, смерть Теодена, исчезновение Теодреда.. Может ли это быть взаимосвязанным?
Он ударил сжатой в кулак рукою по колонне, выплескивая скопившуюся ярость.
- Да это не может не быть взаимосвязано!!
И он быстрым шагом направился прочь из зала, оставляя за спиной сомну воспоминаний о былых годах. О Войне.

Отредактировано Эомер (09.05.2011 11:04)

0

9

Свернутый текст

пост создания темы, удалению НЕ подлежит !

0

10

Начало игры в 4Э

Раданг недолюбливал степи. Открытое пространство никогда не внушало ему доверия, так что когда его отряд въехал, наконец, в предгорья все вздохнули с облегчением. Роханские предгорья конечно тоже не лучшее место, но все же лучше чем плоская как тарелка степь.
С официальным окончанием войны на Раданга свалилось все и сразу. Армия, оставленный Саруманом Изенгард, новый король Гундабада. Лорд Гортхауэр обладал прекрасной способностью выдавать задания так, как будто это награда. Во всяком случаи наместника над Северными землями он явно выбрал по принципу кого не жалко. Раданга такое повышение не расстроило, но какой-либо существенной помощи от метрополии ждать не приходилось, так что проблемы были и требовали немедленного решения. Из двух самых неприятных задач: вскрывать Ортханк, в котором неизвестно что могло водиться и поездкой в Гундабад, в котором ничего хорошего вообще не водиться, бывший генерал, а ныне волей владыки нашего Гортхауэра, что б ему своим Кольцом подавиться, наместник Мглистого и Ангмара выбрал самое неприятное и поехал в Рохан.
С Роханом, после невразумительной войны, в которой четкого победителя так и не появилось, отношения были странными. Урегулировать их взялись Псы, окончательно подменившие собой все дипломатические службы и пригласили принять участие всех желающих. А так как ближе всего к Рохану Мглистый вопроса о том, что бы не ехать даже не стояло.
Были у орка и личные причины, но о них мало кто догадывался.
Так или иначе, посольство выехало и даже доехало без приключений почти до самого Эдораса. Когда до города оставалось еще полдня езды впереди показались всадники. Их было всего трое, но Раданг напрягся, почувствовав неладное. Впрочем, Ратгхаур бегущий впереди коня всадников опасными не посчитал, а продолжал нестись вперед широкими прыжками явно стараясь продемонстрировать лошадям свое превосходство. Вскоре и Раданг различил серых коней и серые плащи Псов. Вскоре отряд орков поравнялся с ними и Раданг понял, что неприятности начались раньше срока. Навстречу ему выехал лично Ягода. Они молча кивнули друг другу и орк спросил:
- Что?
- Король Теоден умер. - так же коротко ответил разведчик.
Самым деликатным было бы развернуться и уехать. Но после смерти короля остался его сын, а такой конунг как Теодред это уже плюс тысяча проблем к уже имеющимся. Так что ехать надо в любом случаи.
Так что Раданг только выругался себе под нос и продолжил разговор.
- Жаль, не глупый был правитель. Вовремя Теодред станет королем, ничего не скажешь.
- О, там все еще интереснее.- Ягода печально усмехнулся. - Теодред исчез.
- Что значит исчез?
- То и значит. Исчез. Как обычно исчезают люди. Два дня его никто не видел, он обещал назначить мне аудиенцию и не назначил, наши соглядатаи тоже его не видели, а это значит в Эдорасе его нет. Если он не приедет на похороны боюсь придется вплотную заняться этим вопросом.
Раданг с трудом удержался от того, что бы не выругаться еще раз.
- Мой тебе совет, потребуй для послов резиденцию за чертой города и дополнительную охрану из наших солдат.
- Я подумаю над твоим предложением. - волне серьезно отозвался глава северного отдела, он тоже понимал на кого падут первые подозрения. – Надеюсь, на твою помощь я могу рассчитывать? И еще…
Орк не дал ему договорить.
- Камень при мне, можешь на меня рассчитывать.
В ворота Эдораса въехали молча. Раданг поймал ненавидящие взгляды роханских воинов, но сказать что-либо орку в лицо никто из стражей не осмелился.

0

11

место действия - Эдорас
---------------------------------

   Утром следующего дня после получения известия о смерти короля Эовин въехала в Эдорас. Естественно ехать для этого пришлось ночью, но во-первых какая разница, а во-вторых было достоверно известно, что "дорога нынче безопасна". В сопровождении были те, с кем без опасений можно было оставить Хильдисона - няня и её родич, бравый мужчина на случай охраны и мужской работы "по хозяйству".
   Уважаемая в обществе гостиница (которую Эовин выбрала именно по этому признаку - по репутации), конспирации ради назовем её условно "Белогорье", вопреки опасениям и во свершение надежд, никуда не делась, посетителей принимала, и несмотря на наплыв приезжих, нашлись свободные господские апартаменты. Впрочем, что за апартаменты: три смежные комнаты всего лишь, одна из которых - довольно просторная .
    Эовин весьма строго придерживалась задуманной идеи соблюдать инкогнито - одета была достаточно скромно и скрывала лицо платком. Официальные вопросы решал сопровождающий дам мужчина, и все трое были в обращении друг с другом на равных.
   Княжна, разумеется, первым делом легла доспать то, что не доспали ночью, и своего охранника отправила в город разузнать,  какие есть еще новости. Малыш пока что тоже крепко спал.

ПС.
если ничего не случится, я жду официальных похорон.

0

12

Да-да-да, так делать нехорошо, но я не виноват, что мне никто не ответил.

Сафир медленно спускался по лестнице, ведущей на второй этаж гостиницы. Ступеньки тихо поскрипывали под расшитыми туфлями купца. Внизу стоял привычный здешним людской гомон, который Сафир в последний раз слышал... Ай, чего врать - на прошлой стоянке и слышал.
Да, о стоянке. Д-демоны, почему в СТОЛИЦЕ РОХАНА так мало мест и так много тех, кто боится чужаков? Долгие руга... переговоры с держателями немногочисленных здешних гостиниц и постоялых дворов привели к тому, что всей купеческой братии пришлось разбивать лагерь за городом. Здесь, в этой гостинице, были только сам Сафир, Джамаль и трое наиболее важных купцов. Ну, и самые доверенные слуги. Итого двадцать человек. Ладно, не будем о плохом. Сафир улыбнулся, вспомнив хохочущее лицо Джамаля, который рассказывал ему о реакции стражи у ворот на "благослови вас Саурианна". Хе-хе, неужели пошутить нельзя?
Вдруг в голове проявился чёткая картина: три человека, две женщины и мужчина. Все трое одеты скромно, у одной из них на руках тихий младенец. Где он их видел? Кажется, где-то на первом этаже... И вообще, причём здесь они? Они ему никто, ему нет до них дела... Тьфу, не пойми что в голову лезет! Сафиру ещё предстоит разбираться с ведением переговоров в условиях траура, а это отнюдь, простите за дурацкую шутку, не весело.

0

13

Была бы его воля, посол Мордора прошел бы до гостиницы пешком, дал бы монетку служанке и поприветствовал бы господина Сафира в его собственных покоях без официальных преставлений.
Баловства вроде этого весьма интересно действуют на внушаемых людей. Но харадские купцы первой гильдии внушаемыми людьми не были по определению, а Берг уже успел в прошлую поездку достаточно засветиться в городе. Так что ребячество пришлось отложить до поры и проехать эти несчастные улицы на коне. Ни коню, не всаднику от этого лучше не стало, но хоть какой-то политес был соблюден. Потому что дальше господин посол действовал уже безо всякого политесу, просто войдя в дверь и оглядел холл в поисках людей, могущих указать местоположение харадского гостя.
Харадский гость неожиданно обнаружился самолично. Он о чем-то задумался, стоя на последних ступеньках лестницы.
"Хоть в чем-то повезло" - подумал про себя Ягода. Харадцы в отличии от него весьма ценили политес.
- Господин Сафир, у вас будет минута?

0

14

Собственно, времени на раздумья было полно. Рохиррим вряд ли будут говорить о деле до того, как похоронят короля, а это ещё пара дней. Их зерно и их мрамор так и будут лежать мёртвым грузом... Но зато Сафир сможет ещё раз обдумать переговоры. И да, надо бы встретиться с послом Мордора... Как его, собственно звали?
- Господин Сафир, у вас будет минута?
Лёгок на помине! Обернувшись, Сафир увидел закутанного в тёмные одежды контрастно светлокожего посла. Северяне. Не то что бы Сафир их не любил, просто они были чужими. Века, проведённые на юге, не стёрли мертвенную Печать Севера с их лиц... Впрочем, к делу это не относится.
- Для вас - сколько угодно времени, господин посол! Вы не представляете, насколько я обрадован нашей встрече... Видит Солнце...
Это красноречие не стоило послу ничего, а принести что-то могло.

Отредактировано Захра (06.06.2011 19:01)

0

15

Дождь лил не переставая с ночи. Небо, серое и хмурое уже который день, наконец-то решилось разродиться проливным, хлестким дождем, ледяные капли которого смешивали дорожную пыль, землю и песок в единую массу. А потому по улицам двигаться было трудно не только людям, но даже коням. Что уж говорить о процессии, идущей от самого Медусельда до могильных курганов королей Рохана, и несущей на плечах тело мертвого конунга?
Люди со всего города и близлежащих городов собрались дабы приводить государя Теодена, сына Тенгела в чертоги предков. Лица их были серы и скучны, траур по воинам, погибшим во время Эдорасской битвы, вымотал из душевно и грусть о умершем, что жила в их сердцах, не находила отклика у разума.
Гораздо больше в данный момент их заботил вопрос о том, что будет с Роханом далее. Ведь, как известно, на престол должен взойти сын Теодена Теодред. Но он пропал и никто не знает, что сталось с ним. А до той поры Второй Маршал должен говорить с прибывшими послами Харада и Мордора, и решать судьбу страны.
Вот только сможет ли он принять верное решение?
Но как бы то ни было, Эдорас, а вместе с ним и весь Рохан бурлил подобно котлу в очаге нерадивой хозяйки. Со смесью любопытства и страха рохиррим смотрели на мертвого вождя и на его племянника, идущего позади процессии. Лицо его было сумрачно, а в глазах плескалась усталость и раздражение. Идущие рядом дружинники старались держаться от Маршала на почтительном расстоянии, даже лишний раз не нарушать хрупкое равновесие царящей вокруг тишины.
А тишина и правда была чудеснейшей.
Несмотря на шум дождя и мелодичное позвякивание доспехов на идущих воинах, она вязкой паутиной опустилась на город и поглотила его с неотвратимостью горного обвала. Тихое пение труб и мелодичное треньканье странным странных инструментов, напоминающих лютню, сливалось в фоновую музыку, что становится заметна лишь когда вспомнишь о ней.
И, словно повинуясь этой печальной и полной чувства музыке, медленно шла процессия, будто бы и сама природа не желала провожать конунга к далекий мир.

0

16

НПС Эомер

Эомер шагал следом за несущими тело государя воинами, не глядя по сторонам. Да и что там было смотреть? На серые ли и тоскливые лица горожан? На наглые ли, черные и отвратительные морды орочьего отродья? Или вовсе - на южан?
Перспектива любоваться ими, что первыми, что вторыми, что третьими, не радовала юного рохиррима. Однако, если от горожан ещё можно было как-то отвязаться, то бывшие ("Вечные", думалось Эомеру) враги в покое никак не оставят.
И что им нужно? И сколько неудачное они время выбрали! Был бы здесь Теодред, всё было бы проще.
Но старшего брата рядом не было, как не было и сестры, что всегда умела успокоить скорого на слова и поступки Эомера. Он с больной усмешкой подумал в очередной раз о том, какую свинью сами себе подложили мордорские отродья, похитив княжну. Ни победы не сыскали, ни выгоды - а теперь и переговоры пойдут тяжелые. Уж это сын Эомунда мог им обещать.
- Эльго! - он негромко подозвал к себе одного из стражей, - Что с послами? Не вижу их в толпе. Им вообще передали о том, что встреча назначена на сегодня?
- Не могу знать, Маршал!
- Так узнай! - Эомер не удержался и прикрикнул на стража, вызвав несколько любопытных взглядов со стороны. Впрочем, он скоро отвернулся и перестал обращать на них какое-либо внимание.

0

17

Всадник скакавший на гнедой кобыле спешился. Оставив коня без привязи он быстро направился вверх по дороге. Особо люду и не было, но случай за случаем человек, обязательно за кого-то зацеплялся. Вопреки  этикету он не извинялся, не прощался. Когда он начал  взбегать по ступенькам его остановил стражник.
- Куда направляешься, Рохиррим? – не слишком вежливо спросил солдат. Но Сеорлу (думаю надо вскрыть карты), не до слов, он упорно прорывался вперёд, пока стражнику о не надоел, и тот не свалил его на лопатки. От случайного страха, человек, лишь вытянул вперед руку, в которой были два письма, с королевской печатью. Стражник увидел это и поднял человека. По правильности встряхнул своего нежданного гостя, и попросил его следовать за ним. Оба они если кто не понял, возле Медусельда. Подбежав к двери во дворец, сеорл остановился, собрался силами и громко, сильно пхнул дверь, но навстречу ему выбежал его старый друг Эльго. Вот и получилась такая вот нелепая ситуация. А за ними пока те разминались, наблюдал Эомер. Он встал из-за стола, и направился к людям.
- Что случилось? – Спросил он. Эльго убежал, а Сеорл, ничего не отвечая протянул два письма Эомеру, и убежал. Эомер хотел окликнуть его, но не успел. Немного подождав, он уединился в угл и открыл конверт с надписью «Эомеру»
«Дорогому моему Брату названному, которого я почитаю также как и отец мой.
Я решил написать тебе это письмо, потому что больше или (сейчас) ты не увидишь меня. Не ищи меня, я сам тебя найду. Что касается отца моего, ласково простись с ним за меня. Я знаю, что сейчас в такое тяжёлое положение для Рохана, но пойми меня, я не готов к многому. Я дам тебе пару советов относительно помощи королю. Запомни! Не доверяйте мордорским и Харадским крысам . Не идите с ними на компромисс. Не ищите помощи у других, ищите помощи в себе. Дальше… Вам нужна помощь, на случай агрессивных действий. Благо дело нет Сарумана, это хорошо, но переместите свой взгляд на восток. Надо, не бойтесь просить помощи у Гондора, или у Эльфов. Последним можешь доверять. Я написал еще одно письмо похожее, отдашь  Сестре. Ну и напоследок, берегите короля, я вернусь, благо дело с помощью, хотя и не знаю у кого ее получу. Ну все, у меня нет времени, прощай. Всем скажешь, что я отправился относительно дипломатической сделки, к примеру, в Пиннат-Гэлин. Не ищи меня. Простись с Королем, и другими и жди….»

0

18

НПС - Эомер

Дочитав письмо и стиснув его в кулаке, Эомер негромко зарычал. Теодред бросал их! И почему? Потому, как ему казалось, он не готов был принять на себя бремя короля рохиррим?
Он писал о эльфах! Но как они поступили с эорлингами в войну? Что они навлекли на эти земли? Какую беду - ведомо ли ему? Забыв о том, он говорил доверять им.. Да и о смерти отца и о том, что сестра до их пор не вернулась - знает ли он?
- Гама.. - негромко позвал он всё тем же рычащим шепотом. - Найди этого мужа, что вышел несколько минут назад от нас, и отправляйтесь на поиски короля. Он должен знать, где Теодред.
Гама ничего не ответьил, лишь поклонился и, развернушись, быстрым шагом покинул тронную залу.
Да, именно тронную. Когда закончились похороны Теодена, Эомер оставил рохиррим и удалился в Медусельд.
И хотя в последние дни этот зал стал для него привычным обиталищем, хозяином их он себя по-прежнему не чувствовал. И не хотел чувствовать, если уж на то пошло.
Эомер прекрасно знал, что король - Теодред. Знал, и любил брата, а потому даже не пытался завладеть оставленным троном, как сделал некогда Баотен.
Воспоминание о Баотене оказалось не таким болезненным, как было раньше. Эомер поймал себя на мысли, что не прочь бы был узнать, что сталось с тем воином - достойным противником, пусть и врагом.
За Баотеном следовало воспоминание о Эдрахиле и остальных нолдор: Анарии, Итильноре, Галдоре и Таларине.. Как ни нравились Маршалу эти храбрые до безрассудства, честные до самопожертвования существа, как ни убеждал его брат снова довериться им, Эомер ни за что бы не пошел на это. Слишком свежей была рана от потери любимой сестры и обожаемого короля.
- Теодред, Теодред.. что же ты делаешь?! - опустился он на лавку, закрывая лицо руками.

0

19

НПС Гамы и Сеорла

- Стой. Стой. – кричал Гамма, - Я приказываю тебе остановится. Старый воин добежал до Сеорла и обернул его. Маршал Эомер, приказал тебе предстать пред ним, пошли со мной. – повелительно указал Гамма. Сеорл не успев ничего сказать, поплелся с нач. стражи в Медусельд. На фоне окружающего народа, выглядело нелепо то, что старый Гамма ввел за шкирку молодого воина. Сеорл зашел в Медусельд, и поклонился Эомеру. Тот явно был не в себе. Встав из-за стола он схватил Сеорла за куртку и закричал на него:
- Где он?
В недоумении  молодой парень отвтил:
- Кто он? Лучше бы он, конечно, этого не говорил, но Эомер не успокоился:
- Не притворяйся, что не знаешь, о ком я говорю. Где Теодред?
Сеорл слишком испугался, и даже вопреки запретов Хозяина, просто без сопротивления выдавил два слова, прежде чем упасть в обморок: - Лонг Ангрен…
- Отправляйтесь и привезите его. Пусть он и не хочет этого. - негромко проговорил мгновенно успокоившийся Эомер и, отвернувшись, прошествовал к дальней двери, ведущей прочь из тронного.

0

20

Княжне казалось, что она маленькая лодка, которая вдруг оказалась в море в бурю и увидела, как утонул корабль. Она могла бы пришвартоваться к нему, и было бы не так страшно, даже надежда утешала. Но его больше нет, и берега не видно.  Она конечно осознавала, что на самом деле не утонет, конечно, что есть берег под названием Альдбург, что есть цель, имя которой Хильдисон - но горечь потери любимого человека накатывала, как девятый вал, и проливалась слезами, столь же обильными, как моросящий сверху дождь. 
Когда кончались силы и слёзы для рыданий, Эовин пыталась рассуждать о настоящем и будущем; впрочем ничего нового в её раздумьях не появлялось. Возможности открыться брату она не видела по причине своего позора, его появления в Альдбурге не ожидала по причине того, что ему не до того. По всему получалось, что жизнь её тихо и спокойно продолжится в маноре, и какого-либо вмешательства не предвидится. При этом перед мысленным взором княжны вставала юность, полная света и любви любимых людей, но это в прошлом, а сейчас - траурная процессия и скорбящий город, и вновь слёзы по обильности пытались соперничать с дождём этого дня. Цикл рыданий и размышлений замыкался.

Неактуально

Однако же, это не могло длиться вечно; княжна выждав погожего дня, велела сопровождающим собираться в дорогу. Да что  там собираться - расплатиться с трактирщиком, накормить коней и в путь.
ПыСы.
Если ни у кого не найдется дел к княжне - то она в Альдбурге.
Если найдется - отъезд можно отложить.

0

21

Место действия - неподалеку от трактира, условно названного "Белогорье"

Лето кончилось.
Хальбараду казалось, что таковых прошло уже пять или шесть, но нет. С момента его приезда в Рохан не прошло и года, но усталость чувствовалась дикая. Не физически. В этом плане все было замечательно, разве что к перемене погоды стало поднывать одной раной больше. Нет, следопыт был измотан морально. Вся эта война уже поперек горла стояла. И хотя с памятной битвы все было довольно тихо, Хальбараду долго не давали покоя новости с севера.
Лето кончилось. В Шире, небось, в самом разгаре праздник Урожая. Если только там есть, кому радоваться. Если в Эриадоре вообще оставался хоть кто-то, способный собрать урожай. После вести о падении Гаваней - только тишина. Неизвестнось выводила из себя. И эльфы во главе с Эдрахилом куда-то запропали. А тут еще полторы тысячи человек, которые только и ждут, когда ты им скажешь: "Все, братцы, домой." Хальбарад и рад бы так сказать, да вот вести людей непонятно к чему не хотелось. Потому и остались в Рохане - рабочие руки лишними не бывают.
Лето кончилось. И последний день его выдался довольно погожим, если сравнивать с предыдущей неделей. Сквозь облака то и дело выглядывало солнце. Впрочем, Хальбараду было не до того. Следопыт спешил домой, если можно так сказать, довольно успешно маневрируя между прохожими. До определенного момента. То ли он не рассчитал, то ли ловкости не хватило, то ли еще что, но мужчина не успел в последний момент увернуться от очередного прохожего. Столкновение отозвалось неприятной тянущей болью в руке. Сам виноват. Нечего носиться по улицам, не мальчик уже. Хоть не уронил никого, вовремя поддержав.
Человеком, которого по чуть не сшиб, оказалась женщина. Хальбарад повернулся к ней, чтобы извиниться за свою грубость, но слова застряли в горле, едва он разглядел лицо. Все, что следопыт сумел выдавить, был полный удивления вопрос:
- Леди Эовин?

+1

22

Эовин шла, перепрыгивая через лужи, продолжая прятать лицо в капюшон плаща, пытаясь подобрать подол платья повыше, чтоб не угваздать грязью. Всё вместе получалось не очень ловко, поэтому столкновения избежать не удалось. Чьи-то руки поддержали Эовин, капюшон упал на плечи, она извинилась и обернулась идти прочь, вот уже крыльцо гостиницы, но её окликнули :
- Леди Эовин! - и она обернулась... Всего на миг потеряла бдительность, и вся конспирация псу под хвост...
Узнала его лицо. Спохватилась:
- Вы обознались...
И снова развернулась уйти. "Ведь отозвалась, когда окликнул, дура, чего уж пытаться прятаться!"- и уже на крыльце остановилась, обернулась к нему. Он не ушел. 
- Простите... Вы же понимаете...

+1

23

Но он не понимал. Вот ни бельмеса не понимал. Как? Почему? Что? Миллион вопросов - и ни одного ответа.
Кто-то покосился на него, когда окликнул. Мол, совсем ты с ума сошел, что ли? Следопыт уже и сам начал подозревать, что обознался, но... Остановилась. Обернулась. Нет, глаза не обманывали. В самом деле она. Леди Эовин.
Усилием воли отогнав внезапное оцепенение, Хальбарад догнал ее, уже собиравшуюся скрыться за дверью. Остановил, попытался поймать взгляд, но она упорно его прятала. Когда же их глаза на секунду встретились, мужчина внутренне содрогнулся от таящегося в этой глубине горя. Но не отступил.
- Это вы меня простите, леди, - молвил он не слишком громко, чтобы лишние уши не слышали, - но я не понимаю.

...Известие о похищении княжны ошарашило тогда всех. Хальбарад не был исключением. Он и хотел бы помочь, но понимал, что в его силах лишь предоставить те немногие мечи, что были под его началом. Осознание собственного бессилия, страх за судьбу леди, жалость к конунгу, которому предстоял нелегкий выбор... Все это, пройдя через огонь ярости, переплавилось в одно чувство - ненависть. Там, в пылу боя, он дал этой ненависти волю. За что и поплатился - перед самым отступлением задержался дольше необходимого, развернулся недостаточно быстро, и ятаган успел рассечь руку. Хозяину оружия, правда, тоже крепко досталось...

И вот теперь, спустя столько времени... Здесь, в Эдорасе. Но не в Медусельде, как следовало бы, а посреди грязной улицы, рядом с ничем не примечательной гостиницей. Мелькнула мысль, что если освободили, то не вполне. Кто-то следит, угрожает, не отпускает к родным...
- Я не враг Вам, госпожа, Вы же знаете. Позвольте Вам помочь, леди Эовин.
Взгляд ясно давал понять - следопыт не уйдет, пока не получит ответа. Он действительно хотел помочь. Только пока не знал - чем.

0

24

Хальбарад написал(а):

- Я не враг Вам, госпожа, Вы же знаете. Позвольте Вам помочь, леди Эовин.
Взгляд ясно давал понять - следопыт не уйдет

Эовин тяжело вздохнула и прислонилась плечом к стене.
- Вы думаете, что сможете найти для меня слова утешения или ободрения?
Губы её задрожали, предательский ручеёк побежал по щеке. Смахнула торопливо.
- Что ж, они были бы кстати. Войдёмте в дом, если не спешите никуда.
И поправив капюшон, вошла в двери; в небольшом, но уютном холле обернулась убедиться, что гость следует за ней. У двери комнаты остановилась и постучала. Открыл мужчина средних лет, улыбнулся княжне, почтительно приветствовал Хальбарада. Они находились в комфортно обставленной просторной комнате, которая служила и прихожей, и гостиной, и много чем ещё, разве что не спальней.
- Фрам, гостя кормить, поить, обсушить, обогреть, развлечь беседой, - распоряжалась Эовин, развешивая на стуле мокрый плащ и переобуваясь из сапожек в уютно выглядевшие по сравнению с ними домашние туфли. Фрам уже услужливо принимал плащ из рук гостя. - Простите меня, сударь, - обратилась уже к Хальбараду, - я должна вас покинуть ненадолго.
И скрылась за дверью в смежную комнату. Через тонкую дощатую перегородку в гостиной было прекрасно слышно всё, что происходит с той стороны. А именно - беседа двух женщин, которые говорили, сколь можно судить по обрывкам фраз, о младенце. Было дело и сам он подал голосок, но угомонился тоже довольно быстро.
Фрам, надо отдать должное, хоть и деревенщина, но смекнул, что интимные бабьи разговоры гостю слышать ни к чему, а потому действительно позаботился развлечь Хальбарада беседой. О погоде нынче, о погоде этим летом, о перспективах на урожай, о лошадях, скотине и фураже - эти темы всем были близки и актуальны, будь ты воин или подавальщица в трактире. Промокшие вещи сушились у камина, тут же сидели и собеседники.
Из-за перегородки послышался протяжный речитатив. По назначению это была определенно колыбельная, но по отдельным словам, которые можно было разобрать, скорее что-то вроде баллады...
Некоторое время спустя в гостиную вышла Эовин (выглядела она чуть менее несчастной, чем полчаса назад) и подсела к мужчинам. Фрам оставил хозяйку и гостя наедине.

0

25

Совместный пост.

В какой- то момент повисло неловкое молчание.
- Довольно уютно, - попытался как-то скрасить оное, окинув взглядом комнаты.
***
- Да, это одно из лучших мест в городе. Впрочем, зависит от того, к чему стремиться, - Эовин вздохнула.
***
- Мне, признаться, несколько странно видеть, что... Вы довольствуетесь столь малым, леди, - следопыт покачал головой.
***
Собеседница устало улыбнулась.
- Я не из тех знатных дам, что не умеют жить без толпы слуг и мягких подушек. В путешествии по вашим землям уют мне обеспечивал лишь теплый плащ, вы же помните. - Снова вздохнула. - Помните... Уже можно и забыть. Та исполненная надеждами и мечтами о подвигах девушка стала мне чужой.
Эовин старалась говорить легко, словно бы шутя, в тоне обычной светской беседе. Но слышно было, что каждое слово, каждая мысль выстраданы и продолжают вызывать страдания.
***
И это не укрылось от привыкшего замечать все и вся Хальбарада. Сколь разительно отличалась леди, которую он знал, от сидящей сейчас перед ним...
- Я помню, - кивнул он. - Но я помню так же и то, что в прошлую нашу беседу мы были откровенны.
На мгновение мужчина замолчал, собирая мысли воедино. Продолжил уже постаравшись смягчить тон:
- Леди... Не стоит притворяться. Я не знаю, по какой причине вы здесь, а не в Золотом Чертоге,  да это и не мое дело, скорее всего. Но я не слепой и вижу, что Вам одиноко, - Хальбарад наклонился вперед. - Насколько я знаю, в Медусельде каждый день ждут новостей о Вас. Хотя бы слово. Ваш брат и не подозревает, что Вы в городе. Быть может я не прав, но... - он просто не мог не задать хотя бы один из крутившихся в голове вопросов. - Зачем? Зачем мучить и себя, и родных?
***
- Мы предади друг друга. Поверьте, знать это невыносимо.
Она оперлась лбом на ладонь, пряча взгляд.
***
Вопрос "Что?" уже хотел было сорваться в никуда, но вместо этого комом встал в горле. Хальбарад кашлянул, пытаясь этот ком прогнать. Несколько мгновений понадобилось ему, чтобы снова обрести дар речи.
- Не буду спрашивать, в чем дело. Но ни за что не поверю, что это - причина.
Сказал - и даже пожалел об этом. Сейчас, глядя на собеседницу, следопыт ясно ощутил, что ему, быть может, не стоило навязываться. Но и уйти вот так он не мог.
- Пусть даже так. Но ведь они вас по-прежнему любят, - игнорируя этикет, мужчина потянулся, чтобы взять скрывающую глаза ладонь в свои. Попытался поймать взгляд. - Я не верю, что любовь родных не пересилит... остальных чувств. У Вас все еще есть друзья. И брат.

0

26

Она позволила и забрать руку (хоть и вздрогнула от прикосновения),  и смотреть в глаза (хотя взглянула на собеседника случайно).
- Мне тоже казалось когда-то, что любовь и дружба способны свернуть горы. Но нет. Они - уязвимое место. По ним очень больно бьют. Вы видели, как изувесили Эльдакара, того воина, что привез ультиматум. Это плата за его любовь ко мне. Если она теперь стала ненавистью, я не удивлюсь. Любовь родных вы говорите? В своеё время она оказалась погребена под верностью союзникам... Эльфам...
Последнее слово словно выплюнула. Эовин как будто забыла вообще о том, что у неё есть собеседник. Она говорила просто чтобы высказать вслух то, чем так долго мучалась молча.
- Они правы были в том , что предпочли союз кровным узам. Хотябы потому, что и я оказалась недостойна любви людей, верных нашим, когда-то общим идеалам. Но сохранив верность союзникам, предали Рохан, допустив войну на своей земле, так зачем нужен этот союз?
Княжна говорила как сама с собой, забыв называть, о ком и о чем речь, высказывая лишь свою тценку событиям ипоступкам.
- И зачем было лезть на рожон? Ведь можно было просто расстаться с союзниками, сделав те требования ультиматума, , что их касались, неисполнимыми. Мордору не нужна была эта война! - Говорила Эовин так страстно, словно эт обстоятельство непосредственно в данный момент зависило лично от Хальбарада и он мог бы сейчас что-то предпринять.- А Кханд - просто шакалы, падальщики, сами бы и не сунулись !..
Устала от переполняющих её эмоций и замолчала. Посмотрела в лицо собеседника несколко испуганно, будто спрашивая "неужели я это сказала вслух?"

0

27

Совместный пост

Хальбарад слушал княжну молча. Только время от времени кивал, но скорее самому себе, словно в подтверждение каких-то своих догадок. Когда Эовин высказалась, он глубоко вздохнул. Можно было бы сейчас пуститься в объяснения, что все совсем не так, как ей кажется, но этого не хотелось делать. Хотелось другого - по-отечески обнять, успокоить, сказать, что все будет хорошо... Но ведь не поверит. Да и как может быть все хорошо?
- Бедное дитя, - наплевав на титулы и регалии, тихо проговорил следопыт. - Как же тебе досталось... Что же они сделали с тобой?
***
Она вдруг задумалась. А что сделали ? В принципе, ничего особенного и не делали, другим больше досталось... Пожала плечами.
- Меня... сломали... Мне показали меня в других обстоятельствах. И поверьте, это весьма неприятное зрелище.
***
- Верю, - Хальбарад снова кивнул. - И даже не представляю, каково это. И каково тебе теперь, когда все вокруг живут дальше, а ты...
Он замолчал. Только погладил все еще находившуюся в его руках ладонь и повторил очень тихо: "Бедное дитя".
***
- Не нужно меня жалеть. Меня можно лишь ненавидеть, в лучшем случае презирать. Всё, что со мной случилось - больно и тяжело для меня, но я сама так распорядилась своей жизнью. Я позволила себе жить в бесчестии вместо того, чтобы с честью умереть. - Княжна воодушевилась, откровенно посмотрела в лицо собеседника и слёзы блестели на ресницах. - Знаете, я всегда мечтала, что погибну в бою, сражаясь бок о бок с братьями, ррраз-  и меч врага сделал своё дело. Не больно, то есть не долго больно, не страшно, быстро, красиво и благородно. - И вновь сникла, вытерла глаза ладонью, вздохнула. - Но ТАК, как мне было предоставлено судьбой, я была не готова... Впрочем, это лишь попытка оправдаться, но для человека, который выбрал жизнь ценой чести, нет оправдания...
***
- В смерти нет никакого благородства, - неожиданно резко молвил следопыт, отпустив, наконец, руку княжны. Поднявшись, прошел к окну. Не мог сейчас смотреть на кого-либо. - Боль, страх, смрад - да, но благородство.. В пылу схватки не до него. Только и думаешь, как бы зарубить врага раньше, чем он сделает это с тобой.
Помолчав, он снова повернулся к собеседнице:
- Я не осуждаю ваш выбор, леди. Жизнь не вернешь, в отличие от той же чести. И вы не правы, говоря о собственном бесчестии. Если позволите, то на мой взгляд у вас её больше, чем у тех, по чьей воле вам пришлось пройти через.. все это. Так что нет, я не осуждаю. Вам есть ради чего жить. Или ради кого... - Хальбарад бросил взгляд на перегородку, откуда намедни слышался детский плач, после чего вопросительно посмотрел на Эовин. Словно спрашивал, верна ли его догадка.

+1

28

Совместный пост

- Вы сильно заблуждаете, если думаете, что я считаю своим бесчестием бастарда. Обычное явление в военное время. Но трусость, подвергающая опасности других, измена тому, что было свято, принятие позиции того, кто считался врагом - это предательство, которому нет искупления. Вы пытаетесь меня утешить, я понимаю. Вы помните меня светлой и чистой и, наверное, сразу вдруг переменить отношение не сможете. Разумеется я не буду вас разубеждать, но мне... неловко, что вы ошибаетесь. Словно мне торжественно вручают награду, которой я не заслужила...
Вздохнула, некоторое время собеседники помолчали. Эовин посмотрела на гостя, улыбнулась.
- Знаете. Я не хочу, чтоб братья, да и вообще знакомые, узнали, что я вот она, тут, рядом. Но в глубине души немножко на это надеюсь....
***
- От меня они ничего не узнают. Если только вы сами того не захотите, - Хальбарад бросил взгляд за окно и вернулся на свой стул. - Но как по мне, все, что я услышал, должно было достигнуть других ушей.
***
Эовин одарила собеседника мягкой улыбкой.
- Не думаю, что я сказала лишнее или доверилась, кому не следует. Или вы имеете в виду кого-то конкретно?
***
- Я благодарен за доверие, - следопыт чуть склонил голову. - И все же думаю, что будь на моем месте Тре.. Кхм, Второй Маршал - было бы лучше. Для вас в первую очередь.
***
- Сомневаюсь, что в этом есть какая-то польза для меня, но доверяя вашему мнению приму ваш совет. Я попрошу вас передать Эомеру записку от меня, и если он будет расспрашивать - расскажите, что сумеете. Только, пожалуйста, не будьте снисходительны ко мне, не оправдывайте меня, не прощайте того, чего я себе не прощаю.
Эовин подошла к столу, и не садясь набросала на бумаге несколько строк. Готовое письмо протянула гостю раскрытым - и не только потому что нужно было время чернилам просохнуть.
- Прочтёте?

Что в письме?

Милый Эомер! Считаю необходимым сообщить, что я здорова и благополучна, и что письмо это я пишу, находясь в Эдорасе. Прошу тебя не искать встречи со мной прежде, чем я сама стану просить тебя о ней. Как прежде любящая тебя сестра, Эовин.

***
- Незачем, - Хальбарад принял протянутую бумагу и свернул не глядя. - Уж эти-то слова точно не для меня. Но будьте уверены, они дойдут по назначению.
***
- Ни на миг не усомнюсь.
Эовин на пару мгновений задумалась, посморела вниз, на свои опущенные, сцепленные пальцами, ладони. Не найдя, что сказать, развела руками и, аккуратно давая понять, что рандеву окончено, произнесла, прямо глядя на собеседника:
- Что ж, будет желание и время - заходите, пообедаем вместе. Расскажете новости за последние пару месяцев, я их пропустила, не всё же за информацией компаньонку на рынок посылать. Некоторое время я ещё буду в Эдорасе, не знаю сколько.
***
- Почту за честь, - следопыт вновь склонил голову. - И если не секрет, куда отправитесь после?
- Альдбург, родной манор, - последовал ответ. - Хоть это и очевидно для заинтересованных лиц, но говорю я это только для вас.
- К стыду своему должен признать, что я не столь хорошо знаю Рохан, как хотелось бы, - еле заметно улыбнулся. - И благодарю вас. До скорой, я надеюсь, встречи, леди.
Хальбарад поднял свой более-менее просохший к тому моменту плащ. На секунду задержался на пороге, словно хотел сказать еще что-то. Но промолчал. И, кивнув в последний раз, покинул комнаты.

0

29

Медусельд. Тронный зал.

Эомер был подавлен. Он сидел за столом и не отрывал взгляда от обычной темной щели в стене. Волны депрессии накатывали каждый раз с новой силой. Мысли хаотически двигались в голове Эомера, и он всячески пытался взять их под контроль. Все разом рухнуло на его плечи. Никого не было рядом. Ни брата, ни сестры, ни дяди... С каждой секундой он осознавал, что судьба Рохана лежала именно в его руках и не от кого было ждать помощи, хоть и свято верил в нее. Какая страшная вещь - сила. И как страшно обладать ею, и не знать как ею пользоваться.
Эдорас - столица Рохана, по которой когда-то ступали Великие Короли древности, ныне кишел вчерашними врагами. Физиономии мордорских тварей и южан раздражали итак обеспокоенную душу Маршала. В городе царило уныние. Было тихо и мирно. Казалось бы, недруги ничем не мешали спокойной и размеренной жизни рохиррим, но чувство соседства с рабами врага стесняло и угнетало. Люди больше не чувствовали себя в полной безопасности. Они больше не были уверены в непоколебимой доблести защитников страны коневодов. Рохан был сломлен, как и его жители... По его территории свободно разгуливали орды вражеских войск, и даже в самой столице водились враги. Однако, они пока не трогали жителей Рохана. А для рохиррим нет другого счастья, как мирно жить на своей Земле. Оставалось только ждать и медленно зализывать раны войны. Вести агрессивные действия по отношению к врагам было бы крайне опасно. Итак слабый Рохан не имел сил на претензии и возмущения. Эомер это прекрасно понимал. В его теле боролись ненависть к врагам и стремление защитить и сохранить жизнь соотечественникам. Маршал отдал бы все, чтобы иметь возможность перерезать глотки всем оркам на Родной земле. Но здравый смысл подсказывал, что разумнее было бы жить с ними на первое время в мире. Так будет лучше для Рохана сейчас. А потом... А потом время покажет.

Отредактировано Эомер. (22.05.2012 01:39)

+1

30

Он не торопился. Не побежал сломя голову относить письмо. Да и вообще направился в совсем другую от Медусельда сторону. Под крышу дома, служившему обиталищем ему с дочерью.
- Аккурат к обеду, - улыбнулась Хальбараду хозяйка, едва он переступил порог. Фреолинд была вдовой, супруг ее погиб еще на Бродах, сыну было что-то около пятнадцати и он вечно пропадал в кузнице - был подмастерьем. Так что в лице двоих следопытов женщина приобрела не только постояльцев, но и помощников по хозяйству, а заодно и просто хорошую компанию.
За столом говорили о том, о сем. Не преминули помянуть старого конунга добрым словом и полной чаркой. Еда же была скромной, но как всегда вкусной. "Не раздобреешь на таких-то харчах?" - сам себя порой спрашивал Хальбарад и тут же усмехался. Он как-то поймал себя на мысли, что был бы не прочь остаться здесь. "Осесть" в этом доме. Фреолинд ему симпатизировала, это было даже взаимно, юный Вигбальд, кажется, тоже не имел ничего против... Но - не известно, как ко всему этому отнесется Элледель. К тому же, сын Халадана знал, что ему придется однажды вернуться на Север, к своему народу. Может быть потом, когда эта клятая война кончится окончательно...
- У меня сегодня еще кое-какое дело в городе, - закончив обед сказал следопыт, обращаясь к хозяйке. - А после надо будет заняться крыльцом, того гляди совсем провалится. Нет, Эланор, - поймав взгляд дочери продолжил он, - твоя помощь мне сейчас не потребуется.
Поднявшись из-за стола, Хальбарад поблагодарил Фреолинд, опоясался кинжалом - на всякий случай - и отправился к Золотому Чертогу. Не стоило шибко затягивать с письмом.

***

- Передайте лорду Эомеру, что пришел Хальбарад. По делу. Это важно.
Стражник кивнул и немедля ушел, а следопыт остался ждать, заложив руки за спину.

0